Шизоидный, нарцистический и невротический способы построения и завершения контакта

   В норме в каждом из нас в сбалансированном состоянии сосуществуют три линии развития личностных характеристик – невротическая (пограничная), нарцистическая и шизоидная. При акцентуации личности эти характеристики становятся чрезмерно выраженными особенностями, а при психопатии - гротескно выпуклыми странностями. Для иллюстрации я буду пользоваться метафорой, предложенной Данилой Хломовым в статье «Психодинамическая концепция личности».

 

   Представьте себе трехголового Змея-Горыныча. Помните, как он разговаривал с Иваном-Царевичем? Вначале в переговоры вступала самая тревожная голова. Если она чуяла угрозу жизни, то толкала – будила - другую голову, более агрессивную и зубастую. Если двум головам не хватало ума разрулить ситуацию, они подключали третью – воплощение интеллекта и хитрости.

 

   В соответствие с психодинамической типологией личности можно говорить о модальностях предъявления, или невротической, нарцистической и шизоидной формах контакта. В норме они взаимодополняют друг друга, делая опыт объемным и тем самым привлекательным. Но бывает так, что у человека чудовищно раздута одна из голов – например, нарцистическая, и недоразвиты статегии поведения, связанные с осуществлением привязанности и любви. В таком случае мы можем говорить об уплощении опыта, его однообразии.   Отдельный интерес представляют собой внутриличностные коммуникации голов. Например, человек с напряженной невротической потребностью в привязанности и любви слишком тревожен, чтобы сказать об этом внятно. Он может также не осознавать свою потребность, или вытеснять её из чувства ложного стыда. В таком случае невротическая голова безмолвно тычет в бок нацистическую, и в контакт предъявляется, например, агрессия. Формируется конфликт как единственно возможная форма близости. Или нарцистическая голова оценивает ситуацию как опасную для предъявления агрессии и в контакт идут смысловые потуги, или цыплячьие, бычьие и слоновьие дерьмо по Фрицу Пёрлзу. 

 

Варианты построения и завершения контакта:

 

     1) Невротическое залипание.

  В контакт предъявляется беспомощная часть личности: слабая, ущербная, с комплексом неполноценности. Жалуется, демонстрирует зависимость от другого человека, занимает по отношению к собеседнику вертикальную позицию («собака снизу»). Регрессирует, боится, не верит в свои силы и возможности. Заботлива и угодлива, и зачастую заботы так много, что в ней можно задохнуться (или захлебнуться). Поведение навязчивое, ходит следом, звонит по 100 раз на день. Физически присутствует, а эмоционально и личностно «растворена» в партнёре, поглощёна его жизнью и не живёт своей: не понимает своих потребностей, не устанавливает личностных границ, не говорит «нет». Жертвует собой и с этого имеет свои выгоды. Например, эмоциональный шантаж – давление на чувство вины: «Я ради вас всю жизнь отдала, а вы!!»  

 

   В момент расставания из-за страха остаться одной не завершает контакт, «залипает» в отношениях, не даёт партнеру выйти из слияния. В терапевтической ситуации – затягивает время, не уходит вовремя, звонит в промежутках между сеансами. 

 

      2) Нарцистическое обесценивание.

  Предъявляется не истинное «я», а «чудесная галлюцинация»: улучшенный и выхолощенный вариант себя. Гламурное «я» (с) является защитной маской и формируется из страха быть разоблаченным. Опасность представляет возможность обнаружения страшно постыдных дефектов: несовершенства, несостоятельности и ничтожности. Требования к Другому также нереалистичны. Вначале он идеализируется, затем наступает горькое разочарование с наказанием за несоответствие. Завершение контакта – резкий, безжалостный разрыв и обесценивание отношений, что делает невозможным интеграцию опыта и присвоение себе достигнутого результата. Само понятие результата для нарцисса весьма специфично. После того, как нарцисс добился установления отношений, то, ради чего они устанавливаются (близость, дружба, любовь), перестаёт его интересовать. Это напоминает охоту не ради еды, а сугубо из спортивного интереса. Как только цель достигнута - дичь убита - можно её выбросить. Обесценивая другого, нарцисс грандиозно раздувается и заполняет собой всё пространство межличностных отношений: «я – всё, ты – ничто».

 

        3) Шизоидный уход.

   Из-за ранимости и уязвимости открываться эмоционально для шизоидов небезопасно, и подлинные переживания они удерживают внутри. Вместо того, чтобы «прочувствовать, как», предпочитают «объяснить, почему». В контакт предъявляют продукты интеллектуальной деятельности: оценки, мысли, объяснения, гипотезы и рационализации. Часто словесный мусор – информационный шум – замутняет сознание настолько, что встреча становится невозможной. В своих выводах не опираются на переживания тела и души, а оперируют усвоенными нормами, правилами и стереотипами (интроектами), или фантазиями (проекциями), поэтому зачастую имеют парадоксальную, непредсказуемую логику. Из отношений уходят из-за непереносимости ситуации, внезапно бросают, говорят, как всё надоело, что устали и нет сил быть во всем этом.

 

     Существует также нормальные отношения с гуманным завершением – постепенным замедлением и своевременным отпусканием, которое складывается из невротической заботы о ближнем, нарцистической любви к себе и шизоидной потребности в уединении.

 

Автор: Аскандарова Эсина

Оставить комментарий

Комментарии: 0